Веретенниковы Алексей и Ангелина

Ангелина Веретенникова
Сказка о сказке


Давным-давно в маленьком домике на краю деревушки в прекрасной солнечной долине меж лесистых гор жил один юный, но очень талантливый художник по имени Рад.

Частенько он так увлекался рисованием, что забывал про еду и сон. Но Рад ничуть не уставал, настолько ему нравилось рисовать. Ещё он любил созерцать природу. Бывало забредёт куда подальше от знакомых мест, устроится поудобнее и чувствует как плывут облака, летят птицы, шелестит листва и журчит ручей.

В один из таких дней, когда Рад сидел на пригорке и лакомился ароматной земляникой, увлечённо наблюдая за медведицей с медвежатами, идущей по дальнему склону, оттуда вдруг вышел пожилой странник с посохом и, направился в его сторону. Приблизившись, он с поклоном его приветствовал:

- Здравствуй, художник.

- И вам доброго здравия, дедушка, - молвил Рад, - Но как вы узнали, что я люблю рисовать?

     - Это видно по блеску твоих глаз, - художник удивился, а странник продолжал, - Ты же не всегда рисуешь, даже если есть в тебе вдохновение, вот как сейчас?

     - Да, так и есть.

     - Мог бы ты тогда подарить мне частичку своего вдохновения?

Такого художнику ещё никто не предлагал. Хотели, чтобы он научил рисовать, продал или подарил готовую картину, но вот вдохновение в чистом виде от него ещё никто не просил.

- Оно у каждого своё. Разве можно им делиться?

- Всё возможно, если на то есть твоя воля.

- Но вы не похожи на художника, зачем вам моё вдохновение?

- Я сказочник, и порой когда сочиняю новые сказки, устаю, а твоя изобразительная изюминка очень бы мне пригодилась. Взамен я подарю тебе понимание языка всех живых существ и умение общаться с ними. Хочешь?

- Да, - быстро сказал Рад, потому что это было его самое заветное желание.

Тут же он услышал птичий разговор. Одна птичка радовалась, какого большого жука только что съела. Другая рассказывала про расчудесное гнездо.. Три птахи на соседнем дереве пели о счастье высокого полёта в голубых небесах.

Рад хотел поблагодарить странника, но тот исчез — как будто его и не было. Вдохновлённый новым умением, художник вдруг страстно захотел рисовать и поспешил домой за красками, кисточками и чистым холстом.

Однако в этот день у Рада ничего не вышло. Оказалось, что почти все краски закончились.

Спустя пару дней, когда свежеприготовленные краски ждали художника, аккуратно разлитые по баночкам, он достал холст, кисти и стал делать набросок милой лисички, терпеливо ему позирующей по его просьбе. Прошёл всего час, а как ни старалась лисичка, у него ничего не получалось, Рад впервые устал от рисования и пригорюнился.

«Как же так, - размышлял он, - ведь раньше я мог рисовать почти сутками, мне хватало даже остатков полузасохших красок, и ни одна лисичка мне не позировала так чудесно. Я охотился за зверями, рисуя их почти на лету, что намного сложнее, но давалось всё это легко и просто. Сейчас есть все условия для рисования, но не получается. Где же моё вдохновение? Сказочник обещал взять только часть, но схитрил и забрал всё. Как же тогда жить, если не рисовать?».

Рад пробовал рисовать снова и снова, но проходили дни, недели, месяцы , и каждый раз находилось препятствие, на которое раньше он не обратил бы внимания, но которое теперь его отвлекало от того, чем он любил заниматься больше всего на свете. Он более не мог сотворить ни одного нового шедевра, и это его угнетало. Свои прежние художественные творения, которые он выписывал с любовью и лёгкостью на одном дыхании — теперь один их вид его раздражал, так как ничего подобного он более не смог сделать. Чтобы они его не тревожили, он отнёс картины в дальний угол сарая.

Через год Рад оставил всякие попытки рисовать и стал с виду обычным селянином. Распахал огород и трудился на нём с утра до вечера – надо же было как-то жить. Раньше его кормил талант художника, теперь – хозяйство. Только животных он не заводил, так как знал, что не смог бы их убить и тем более съесть. Разве можно сделать худо тому, кто говорит с тобой на одном языке?

Только со временем Рад стал забывать, что когда-то любил рисовать. Одна только отрада ему и осталась — общение с животными — зверями и птицами, букашками и бабочками

Так бы и текла жизнь юноши размеренно и ровно, если бы неожиданно в его село не приехала из далёкого города в гости к дедушке с бабушкой прекрасная девушка по имени Мила. Стройная, высокая, с длинными русыми локонами, ясными серыми глазами, скромной улыбкой и лёгкой походкой — она не могла не понравиться бывшему художнику, всегда ценившему красоту во всех её проявлениях. Рад стал ухаживать за девушкой.

Но чем можно было удивить искушённую горожанку, как не красотой дикой природы? Рад приносил ей цветы вместе с землёй из самых дальних мест и радовался тому, с каким восхищением смотрела на них Мила, с какой любовью сажала их на земле вместе с бабушкой. Потом Рад показывал ей самые свои любимые уголки природы и рассказывал о чём поют птицы.

Постепенно за доброту и заботливость Мила полюбила юношу, поэтому совсем не удивительно, что ни в какой город она не вернулась, а стала его женой. Зажили они мирно да ладно. Счастье их расцвело ещё ярче, когда родился у них сынок Радомил.

Рос он игривым, резвым и смышлёным. Отец научил сына общаться с животными, и тот, как чуть подрос и стал понимать язык не только зверей и птиц, но и растений. Беседовал с цветами и травами, деревьями и лианами, овощами на грядках и ягодами на полянах..

Однажды, когда мальчик лакомился земляникой недалеко от дома, то услышал как спорили земляника и подорожником.

- Он уже разучился, – шелестел подорожник.

- Нет, такому нельзя разучиться, – шуршала земляника.

- А я говорю, что он уже не умеет рисовать.

- Умеет, просто забыл.

- Ага, рассказывай сказки.

«Про кого это они говорят, - подумал Радомил, - Что значит, рисовать? Что такое сказка?»

Никогда он раньше не слышал таких слов, но не стал спрашивать о них растения, покинул их и поспешил домой. Отца дома не было, и Радомил спросил у матери, что значит «рисовать»? Вместо ответа Мила отвела сына в сарай и показала ему картины отца.

Мальчик вынес холсты на свет, стряхнул с них пыль, и они снова заиграли красками. На них был изображены знакомые ему горы и леса, деревушка, пригорки и речка, птицы и звери, цветы и бабочки. Увидев всё это великолепие, пытливого Радомила озарило:

- Рисовать – это значит показывать мир так, как его видишь ты, но для всех-всех-всех?

Мила кивнула.

- А сказка?

- Это тоже, что и рисовать, - сказал подошедший Рад, - но сказку не показывают, а рассказывают. Мир там не всегда настоящий, зато он всегда правильный.

- Папа, расскажи мне сказку про эти картины.

Рад вздохнул, вспоминая былое и начал:

- Давным-давно жил-был юный художник...

    - Что значит "жил"? Его уже нет? – перебил сын.

- Он живёт и сейчас.

- И рисует?

Рад глянул на свои картины, перевёл взгляд на сына и ответил:

- Рисует, и ещё много чего хорошего нарисует, я тебе обещаю. Ты только, сынок, не забегай вперёд, а садись и слушай сказку.


В это время недалеко на пригорке на знакомой читателю земляничной полянке сидел тот самый сказочник, которого повстречал когда-то Рад. Он смотрел на молодую счастливую семью и слушал их сказку, которая ему очень нравилась, потому что он знал наперёд, чем она закончится. Ведь это он её сочинил, зная, что все его сказки всегда сбываются.

Сейчас сказочник буквально видел будущее, в котором Рад снова рисует, а потом учит этому сына и младших дочек-близняшек, которые родятся в его семье менее чем через год. Но ничего этого бы не было, не подари ему когда-то Рад чуточку своего вдохновения. Сказочник взял его самую малость — ровно столько, чтобы создать эту самую сказку. Когда же она родилась, всё остальное вдохновение вернулось автору сказки — для дальнейшего творения. Куда же он его направит — писать новые сказки, рисовать или создавать вселенные — решает только он сам, ведь он уже знает, что можно сотворить всё, если есть на то воля творца.

30 апреля 2014 г - 11 июня 2021 г


Техподдержка - Константин Петровский

© 2021 Ангелина Веретенникова