Веретенниковы Алексей и Ангелина

Ангелина Веретенникова

Хорошая змея живёт в большом лесу…

Каждое лето лет с пяти Алёнка вместе с мамой и братом Ванькой выбирались к морю на сочинское побережье. Так за несколько лет сложилась хорошая семейная традиция, соблюдавшаяся неукоснительно, в обход ворчания бабушки, у которой тоже была своя традиция. Она всё тёплое время года проводила на даче.

Однако в этом году поездка была под большим вопросом. В июне на море пронеслись два смерча. Телевидение и газеты раструбили о разрушениях, поваленных домах и деревьях. Показывали, как в море носятся обломки жилищ и дохлые животные, как люди бегут куда-то в панике, как отдыхающие штурмуют кассы, чтобы купить обратные билеты. Всё это Алёнке было знакомо не понаслышке. Два раза их семья оказывалась в зоне подобных стихий, но каждый раз гнев природы обходил их стороной.

- Мы везучие, - с гордостью говорил Ванька каждый раз, когда вспоминались те случаи.

- Удача удачей, но лучше не искушать судьбу, - твёрдо сказала бабушка, когда встал вопрос о поездке. - На даче скоро смородину убирать надо, а вы на море. Лучше со шланга обливаться, для этого и ехать никуда не надо.

- Мама, ну неужели ты не понимаешь, что море – это же море! – мама разводила руками, пытаясь убедить бабушку. - Лучшего для оздоровления детей ещё никто не придумал. – Она свято верила в целебную силу солёной воды.

- Чтобы быть здоровым и крепким, нужно трудиться. Движение – это жизнь!

Бабушка частенько так говорила. Но не просто говорила, а действиями свои слова подтверждала. Успела до пенсии дожить, но всё равно без дела не сидит, даже болеть ей некогда. Говорит, что дача её спасает.

Алёнке тоже дача по душе. Этот маленький островок природы она, как и брат, знает с рождения и очень любит. Бабушка всегда учила её как за растениями ухаживать, как наблюдать за ними, читая ясный для каждого, кто неравнодушен к природе, её многогранный язык. Ванька – брат, старший на целых четыре года, ходил на дачу только ради рыбалки. Его охотничья мужская сущность жаждала добычи, чему благоприятствовали три прудика с карасями и селявкой.

Но если выбирать между морем и дачей, то брат с сестрой единодушно голосовали в пользу первого. В итоге после продолжительных семейных споров море победило.

Когда Аленка, уставшая после двенадцати часов езды в автобусе, на очередном крутом вираже серпантина услышала знакомый запах соли и водорослей, то не смогла сдержать радостного вздоха. Моря ещё не было видно, но она его уже чуяла, как чувствует голодный в пустыне запах воды в оазисе. Чувства оказались верными. Вскоре распахнулась перед всеми водная гладь моря до самого горизонта, блестящая в полуденных лучах южного солнца. И снова в приятном удивлении показалось Алёнке, что никуда она отсюда не уезжала. Как будто и не было года с их прошедшей встречи.

Турбаза, на которой им предстояло жить, недалеко от пляжа. Уютный деревянный домик с верандой всем пришёлся по душе. Пока все приехавшие туристы, измотанные дорогой, распаковывали вещи, в автобус загружалась предыдущая группа, уже отдохнувшая, загоревшая.

- Вы нам солнышко привезли, – шутили они, - а мы даже и позагорать не смогли, постоянно дожди шли.

В подтверждение их слов на асфальте заметны подсыхающие лужицы. Однако на небе ни облачка, солнце жарит нещадно и никому в дождь не хочется верить. Пока мама с братом вещами занимались, а Алёнка за бельём пошла. На обратном пути, не видя дороги за ворохом простыней, она вдруг споткнулась и, уронив белоснежную, аккуратно сложенную пачку, вскрикнула и ухватилась за ступню.

- Что стряслось? – вышли на шум мама с братом.

- Меня кто-то за ногу цапнул. – Быстро сказал девочка, и стала осматривать кожу. Но тут же заметила, как по деревянным доскам веранды рядом с ней дружно марширует цепочка муравьёв. В другом месте и внимания она на них не обратила бы, но эти были гигантскими, каждый размером с хорошего таракана. – Муравьи! – и в один прыжок она оказалась далеко от домика.

Мама глянула под ноги, подскочила и с тем же криком кинулась к дочери. Только Ивану смешно от такого поведения женского пола. Он со знанием дела взял палку и стал дубасить по деревянному настилу, потом несколько раз прыгнул.

- Подожди! – Алёнка ринулась. – Их прогнать можно, но не убивать же.

Началась обычная перебранка брата и сестры. Хоть они и ссорились частенько из-за всяких пустяков, это никак не мешало их дружбе. Мама в это время мама принесла веник и смела остатки живых мурашей и трупики в траву.

А тут и толстый загорелый дядечка, подоспел, который жил тут раньше. Он забрал забытое полотенце, а потом, узнав суть дела, посоветовал прикормить муравьёв сладостями.

- Иначе спать не дадут. К нам в первую ночь в постель залезли, лицо покусали. Потом местный мальчишка надоумил поставить там блюдечко с намоченным сахаром, - и он указал на место под цветущей белой магнолией.

- О, господи, - только и могла сказать мама, - Ехала отдыхать, а теперь и тут кого-то кормить надо.

- Не надо, мамочка, я сама их кормить буду, - вызвалась Алёнка, которая хоть и испугалась неожиданного укуса, но, в сущности, очень любила всяких насекомых.

- Они сладкие фрукты любят, - сказал мужчина, - А ещё, если краба поймаете, можно к ним положить, за день изнутри съедят, один панцирь останется.

Ванька при упоминании о крабе оживился. У него сразу охотничий азарт просыпается сразу, как узнаёт, что можно кого-то живого поймать. А у Алёнки азарт появляется, когда можно за кем-то понаблюдать и что-то новое узнать. Про муравьёв же она пока мало знала. Зато помнила, что каждое насекомое в чём-то полезно для человека. Летающие цветы опыляют, а ползающие в земле почву рыхлят, а некоторые разных вредителей уничтожают.

- Про главное забыл сказать, - произнес мужчина.- Под домиком вашим змеиное семейство живёт, - но, увидев ужас в глазах мамы, тут же добавил, - они мирные. Их тоже подкармливать надо. Вон в ту миску надо молока каждый вечер наливать. Днём они гуляют, а ближе к ночи приползают за молоком.

- А если мы им наливать не будем, они не приползут?

- Ещё как приползут и будут его искать. Такая уж тут традиция. Кто в этот домик поселяется, тот их и кормит.

В это время просигналил автобус. Мужчина извинился и убежал. Когда вещи были распакованы и разложены, все пошли к морю. На удивление пляж оказался чист. Море тоже чистое и неимоверно синее до самого горизонта. Даже мусора почти нет, и людей совсем мало. В первый раз плавала Алёнка с братом долго-долго, утоляя плавательный морской голод, накопившийся за прошедший год. А когда проголодались по-настоящему, пошли в столовую. По дороге заглянули на почту, и мама отправила домой для бабушки небольшую открытку.

Так начался отдых. Со змеями, а точнее с гадючьим семейством повстречаться не удалось. Регулярно мама приносила молоко из столовой, а Алёнка наливала его каждый вечер в миску. К утру приносили им из столовой молоко, и каждый вечер наливали в миску, которая к утру неизменно пустела. Поскольку Алёнка была очень любопытной, то не могла поверить просто так в змей. Два вечера перед сном она дежурила там, но никого так и не обнаружила. Потом стало казаться, что это Мне это котёнок или кошка. Но молоко исчезало, а ни кошек, ни змей поблизости не наблюдалось.

Однажды днём, когда она шла через полянку в туалет, то услышала необычное шуршание в траве. Остановилась и стала присматриваться. Кто-то явно проползал рядом. Пока решалась, подошёл босоногий смуглый мальчишка в шортах и кепке, из-под которой выглядывал клок рыжеватых, выгоревших на солнце волос.

- Желтопузик, - сказал он, хотя она ни о чём его пока не спрашивала, и пояснил. – Это змея такая огромная. – Он пошевелил палкой в траве и продолжал. – Но она безобидная и даже не ядовитая. Если не трогать, то и не укусит.

- А мы змей молоком подкармливаем, - тут же похвасталась девочка.

- Правильно делаете, - мальчишка одобряюще кивнул, - Если бы не они, то спасу бы от мышей не было.

Алёнку удивил такой поворот вопроса, потому что о полезности змей пока ни разу не задумывалась. Вот про птиц понятно – они красивые, поют и гусениц поедают. Даже про лягушек понятно, которые мух едят. В деревне, куда они тоже каждое лето ездили, змей не было. Точнее были, но очень далеко у речки, где влажно. Зато дед круглый год замазывал глиной дыры в коровнике, которые крысы делали. Даже кошки мало спасали прожорливых грызунов. А тут такое простое решение – нужно просто прикормить змей и они сами всех грызунов уничтожат.

Потом я показала мальчишке кормушку для муравьёв и тот сразу заулыбался. Оказалось, что это он посоветовал так сделать.

- А может, ты и про змей посоветовал? – с сарказмом спросила Алёнка.

Она привыкла, что из них двоих с братом она всегда более знающая оказывалась, несмотря на то, что была младше. Потому наблюдать, что другой мальчишка знает больше неё, было непривычно.

- Всё может быть, - сказал равнодушно мальчик и не стал спорить.

Потом они ещё долго сидели и наблюдали за боевым народцем. Вроде копошатся они бессмысленно, но если присмотреться и смотреть не за всеми сразу, а выбрать кого-то одного, то сразу становится интересно. Как он бегает, как усиками здоровается со встречными муравьями, как, замерев над сахаром, ест его. Наблюдая за муравьями, они разговорились. Мальчишку звали Лёнькой. Он оказался из местных ребят.

Позже в «тихий час», когда в море купаться нельзя из-за жары, они частенько гуляли по окрестностям. Хотя он оказался младше Алёнки на три года и учился в третьем классе, с ним оказалось весело. Он много интересного знал про птиц и насекомых, про травы и цветы, умел охотиться на змей и ворон, знал, где какие ягоды и грибы растут. Даже хвастался, что определяет стороны света по звёздам. Только плавать почему-то не любил.

Зато Алёнка с братом плавали вволю. Тот охотился на крабов и мечтал поймать большого. Лёнька ему подсказал, как сделать краболовку - небольшой кружок с решёткой на палке. Краб за решётку цепляется и его можно сразу вытаскивать, не боясь укуса. После изготовления подобной штуки дела у Ваньки пошли на лад, и в первый же день он поймал двоих «великанов». Алёнка думала, что он, как и предыдущих малявок выпустит их назад в море, но тот сказал, что заберёт домой и там в спирте законсервирует.

- На что они тебе? Смотри у них даже икра на попке, значит это самочки и у них скоро маленькие крабики вылупятся. Разве тебе их не жалко?

- Если не я, то кто-нибудь другой поймает. Ты креветки дома ешь и не стесняешься, а это такие же креветки, только больше.

- Креветки мы уже мёртвыми покупаем, а эти живые.

Ей было очень жаль крабов, но брат ничего и слышать не захотел. Мама и тут не стала вмешиваться. Иван нашёл небольшую кастрюлю и кипятильником сварил одного страдальца. Потом они с мамой пробовали его на вкус. Второго краба брат решил просто засушить и привезти домой, а уже там, в спирт окунать и в серванте его для красоты выставить. Хотя какая уж тут красота, Алёнка не понимала.

- Да ведь ты труп собираешься выставлять.

- Не труп, а чучело, как в музее.

Ванька боялся, что краба стащат, потому положил его в коробке на подоконник. Краб умер быстро. А через сутки набежали муравьи, и пришлось его переместить на улицу рядом с сахарным блюдцем. За пару дней муравьи выели все внутренности, а оболочки остались. Брат остался доволен. Алёнка тоже радовалась, потому что с того дня ему ни одного краба не удалось поймать. На море поднялись волны и всколыхнули со дна муть, и подводная видимость упала до нуля.

На пятый день, когда все изрядно подзагорели и уже не так выделялись белизной кожи, проходя мимо небольшого базарчика, Алёнка вдруг остановилась и вернулась. Что-то очень сильно привлекло её внимание. На лотке у одной бабульки лежали горкой белые грибы. Они такие раньше в горах собирали.

- Почём? – сразу же поинтересовалась мама.

Цена оказалась непомерно большой. За одно кило можно было в столовой три дня наедаться, да ещё и осталось бы.

- А где вы их собирали?

- О! – бабка сразу замахала руками. – Это надо ехать очень далеко на машине, больше тридцати километров отсюда. Потом в горы подниматься. Да и то места знать надо.

- А в этих горах разве нет? – и Ванька махнул рукой в сторону ближайшей.

Торговка в ответ только сочувствующе улыбнулась.

- Мальчик, здесь давно уже ничего нет.

Мама, вздохнув, полезла за кошельком, но Алёнка её остановила.

- Давай сами попробуем поискать, а если не найдём, тогда и купим.

- Тогда у меня уже ничего не будет, - заворчала бабка, но они её уже не слушали.

С того раза все загорелись грибами. Стали расспрашивать директора базы. Тот повторил слова бабки и сказал, что поблизости грибов не видел, и даже напугал, сказав, что в лес лучше не соваться из-за змей.

- О, боже! И там змеи, - только и могла сказать мама, которая ко всем подобным тварям, включая пауков, жуков и прочих насекомых относилась настороженно.

А Аленка, наоборот, подумала про себя, что было бы интересно посмотреть какие они, эти змеи, ведь пока только на картинках их видела.

На следующий день небо заволокло тучами, поднялся ветер, и море заштормило сильнее прежнего. Теперь уже не просто муть со дна взмывала, а крошево из мелких камней, песка и ракушек, которые перемалывались в бурных волнах, обрушивающих на берег свою силу. Алёнка с братом готовы были плавать по любой погоде, но мама в этот раз была тверда, как скала. С пляжа они вернулись сухими.

Без моря заняться было нечем, к тому же Лёнька в тот день уехал с родителями в Сочи. Тогда только девочка вспомнила про грибы, но и тут мама оказалась непреклонна:

- Одну я тебя не пущу, только со мной.

Брат решил остаться дома, а Алёнка с мамой взяли по пакету, один нож на двоих и пошли.

За домиком начиналась поляна, в конце которой обозначился забор из колючей проволоки. Они пошли вдоль него по тропинке и наткнулись на открытую калитку. Лес за ней казался тёмным, сразу вспомнились змеиные страхи. Они немного постояли и, оглянувшись пошли вперёд.

Широкая утоптанная дорога меж елей вела вверх, а под ногами да мягкий валежник. Вправо и влево ровные тропки на одинаковом расстоянии. Вскоре Алёнка свернула на одну из них. Это оказались ярусы. Как будто по периметру горы кто-то высек огромные ступеньки и засадил их растительностью – елями, лавром, ежевикой и буками.

Она прошла совсем немного, но ничего не нашла и вернулась. Свернула на следующий ярус, повыше. Мама тоже пошла. Они шли медленно, опасаясь змей, но в лесу стояла удивительная тишина.

- Лена!- закричала призывно мама, шедшая первой.

- Грибы нашла? Где? – Алёнка мгновенно нарисовалась рядом.

- Нет. Смотри, какой красавец!

На куске валявшейся коры сидел огромный жук с рогами. Настоящий жук-олень, у которого загнутые рога больше его самого. Но трогать его руками было страшно, так же как и тех гигантских муравьёв. Девочка только чуть шевельнула его веточкой. Жук двинулся и нехотя пополз.

- Алёна! – снова послышался мамин крик.

- Ещё жук?

- Нет, грибы!

Она тут же позабыла про жука и побежала. Это действительно были грибы, но не белые. Точнее цветом они были белые и очень большие, но они их не знали. В семье было правило, что если не знаешь гриб или сомневаешься, то лучше его оставить. Хотя иногда делали исключение, но при этом обязательно советовались с соседом - бывалым грибником дядей Колей. Но в этот раз советоваться не с кем, но очень уж грибы хороши. Пахли они приятно, потому решили взять.

Воодушевлённые первой находкой пошли дальше. И вот удача, снова грибы. На этот раз знакомые моховики, недалеко стайки свинушек. А чуть дальше даже мухоморы. Те самые красные с пятнышками. Ох, и хороши же они, жаль только, что ядовитые. Так, собирая грибочки, мама с дочкой дошли по ярусу до места, где начался бурелом и вернулись. Поднялись ещё выше и свернули на следующий. Там тоже грибов немеренно. Они уже не кричали от восторга над каждым грибом, а просто собирали, почти как смородину у себя на даче, неспеша и со знанием дела. Даже про змей позабыли, а те и не показывались. Но белых грибов было мало. Всего несколько штук, но и то хорошо. Значит, обманула их торговка. Грибы есть, но только для тех, кто хочет их найти. А кому лень, тот покупает.

С обещанными змеями так ни разу не столкнулись, но много раз видели их уползающими. Откуда-то Аленка знала, что они любят солнечные места, потому старалась идти как можно более шумно, чтобы змеи заранее сами уползли. Это срабатывало, только уползающие хвостики мелькали. Все они, как и грибы, были разными – чёрные, коричневые, желтоватые, синеватые и даже в крапинку.

Пройдя всего четыре яруса, пакеты наполнили доверху, и пошли назад. Когда выходили из лесу, ветер разогнал тучи, и светило яркое солнышко. Ванька весь извёлся:

- Ну что вы так долго? Все на пляж ушли, один я тут торчу, вас жду.

- Ванюша, там столько грибов! Мы ещё не всё обошли. Надо взять новые пакеты и снова в лес

- Погоди, сначала нужно с этими грибами разобраться, - справедливо заметила мама.

Ванька открыл один пакет и воскликнул в восторге:

- Ого! Здорово!

Он уже передумал и готов был бежать в лес сейчас же, но мама его остановила.

- Нам всем вместе надо идти, но только завтра.

Грибы выложили на газеты в домике, а сами пошли на море. Несмотря на солнце, волны всё ещё пенились и вздымали высоко. Мама осталась на берегу, но детей пустила, потому что многие плавали. Для детворы и многих взрослых плавать в больших волнах несравненное удовольствие. Ляжешь и качаешься как на качелях, только во сто крат ещё более здорово. Самое сложное при больших волнах – заходить на глубину и выходить на берег. Надо это делать очень быстро, чтобы по берегу прибоем не размазало. И не всегда с первого раза удаётся на безопасное место выбраться, будь то берег или глубина.

Вечером они втроём нанизывали грибы. Только перед этим грибы были показаны Лёньке. Тот только парочку он отбраковал, а остальные одобрил. Алёна ему верила, а ей верила мама. От грибов разило приятным ароматом леса и моховой подстилки. Мимо веранды проходили знакомые с базы и почти все задавали одни и те же вопросы:

- Где столько грибов набрали? Купили?

- Отравиться не боитесь?

- Ещё пойдёте? Когда?

- С вами можно?

Они никому не отказывали, ведь лес для всех и грибы тоже. Это бабка с базара на грибах бизнес делает. Но ведь не сама они их растила у себя в огороде, просто собрала готовая. А грибов выросло после дождей так много, что хватит всем.

Но на следующий день, в назначенный час пришло только двое мужчин. Пошли в лес впятером, включая Ваньку. Не успели дойти до калитки, как солнце спряталось и начал накрапывать дождик. Кто-то решил вернуться, но в лесу дождь почти не ощущался, и вот уже команда грибных охотников в прежнем составе поднимается вверх по дороге.

Выше тех ярусов, на которых были вчера, оказывается небольшая полянка, поросшая густой травой. Алёнка смело идёт первой. За ней мама, потом Иван и остальные. У каждого в руках палки – змей отгонять и грибы проверять. Впереди слышится шорох и тропинку пересекает тело огромной чёрной змеи.

- Мама! – кричит Алёнка и, как дикая кошка, прыгает назад, - Там змея!

Её впервые становится по-настоящему страшно. Это уже не те маленькие змейки, что проползали раньше. Да и место тут не открытое. Вместо широкой дороги узенькая тропинка среди высокой и густой травы. Когда опасности не видно, куда страшнее, чем когда видишь, чего ждать. Как говорится, лучше тигр на равнине, чем змея в камышах. Так и получается, что сейчас где-то в траве притаилась змея. Сзади подходит Иван:

- Да чего тут бояться. Трусишка ты, - и он смеётся. Но я чувствуется, что смех его деланный.

Алёнка молчит, потому что не в силах говорить. Ноги мои предательски трусятся, грудь сжимает ватный ком. Но грибной азарт и любопытство её сильнее страха неизвестности. Проходит несколько минут, и все стоят в нерешительности. В траве давно тиха и тут Алёнка, неожиданно для всех срывается с места и стремглав бежит вверх по тропинке. Сзади она слышит крики, но продолжает карабкаться вверх. Тропинка набирает ещё большую крутизну и, запыхавшись, девочка, наконец, останавливается. Получилось! Победа!

Её страх остался на той поляне. Она вспомнит о нём не раньше, чем назад возвращаться будет. Вряд ли змея будет её ждать всё это время. Она оглядывается - здесь ярусы не так выражены, «ступеньки» почти размыты. Наугад пошла вбок и тут же наткнулась на огромный боровик. Первая добыча. Чистенький и аккуратненький гриб, как будто её ждал – награда за смелость. Рядом ещё один и Алёнка окончательно забывает только что пережитый страх и ползёт к нему. Потом замечает ещё и ещё и понимает, что напала на грибную поляну.

- Алёна, - слышится голос мамы, - где ты?

- Иди сюда!

Мама подходит, и они вместе собирать грибы. Вот один пакет полон доверху и только тогда девочка спохватывается:

- А где брат и все остальные?

- Они не захотели дальше идти и, скорее всего, вернулись.

- А ты чего же, неужели не испугалась?

- Конечно испугалась, что с тобой может что-то случиться.

Алёнка краснеет от стыда, понимая, что, не подумав, бросила всех рядом со змеёй, а надо было вмести держаться. Хорошо, что мама у неё мировая.

Когда полянка пустеет от грибов, они довольные идут дальше. Белых грибов меньше, зато других навалом – сыроежки, свинушки, грузди, моховики и синий корень. Вот и мамин пакет переполнен. Впереди колючие ежевичные заросли, а за ними снова виднеются грибы. Конечно же, Алёнка на корточках лезёт вперёд, прихватив нож и запасные пакеты. Но дорога, показавшаяся простой, оказывается длинной. Пробираться очень трудно, и пока добирается до грибов, несмотря на всю свою осторожность, Алёнка вся исцарапалась. А тут новый сюрприз. Вокруг грибов клубком сплелись змеи. Назад бежать было некуда, вперёд идти боязно. Но это уже не тот неосознанный животный страх, что подавил её там, на полянке. Теперь она видит опасность и может контролировать ситуацию. Аленка огляделась и, подобрав шишку, кинула нарочно рядом со змеями. Те зашевелились и стали расползаться в разные стороны, а девочка облегчённо вздохнула. Оказалось, перебороть свою неприязнь к змеям оказалось проще, чем она думала. Они не такие уж глупые, это не просто червяки, а значит с ними можно договориться. Алёнка даже стишок сочинила и зашептала, подбадривая себя:

«Хорошая змея живёт в большом лесу.

Грибочки охраняет у солнца на виду.

Она совсем не злая, а просто любит лес.

И человек ей верит, как чуду из чудес».

Раньше в далёком детстве Алёнку тоже напугала собака. А потом она услышала песенку про собаку, которая кусает только от жизни плохой, и когда видела собаку, которой надо было бояться, всегда эту песенку напевала. Сразу становилось легко, потому что собаку было жаль. А разве можно бояться того, кого жалеешь…

- Чего ты там так долго? – послышался мамин голос

- Мам, тут грибов много, давай ко мне.

- Нет, я не пролезу.

Алёнке возвращаться тоже не хотелось, потому что впереди маячили стайки грибов

- Иди домой, а я с другой стороны вернусь.

- Хорошо, только будь осторожна.

Мама ушла, и Аленка осталась одна, наедине с лесом, грибами и змеями. Лес тут был совсем дремучий, видно, что давно из людей никого не было. Огромные деревья, часть из которых повалены, сушняк, и почти нет зелени, потому слишком темно. Или это только так кажется? Она глянула на небо и поняла, что солнца давно нет, а верхушки деревьев качает от ветра. Здесь внизу ветер почти не чувствуется, только шум и в тоже время пугающая тишина. Немного срывается дождик и холодает, а она только в маечке, шортах и шлёпках. Но мёрзнуть некогда, пока грибы собираешь.

Однако пакеты быстро наполнились и грибные места к этому времени закончились. Начались непролазные дебри и бурелом. Алёна продолжала кружить по ярусу в надежде выйти на дорогу с другой стороны горы. Но потом поняла, что это нереально, дальше овраг, который не перескочить. Она пошла вниз. Это тоже оказалось непросто, слишком высоки ступеньки. Цепляясь за корни деревьев, соскользнула вниз на следующий ярус. Там такой же бурелом и колючки. Ни на грибы, ни на змей уже не хочется смотреть, да и нет ни тех, ни других. Небо ещё сильнее темнеет, а ветер уже ощутим и у земли. Она спускается всё ниже и ниже и, в определённый момент даже кажется, что идёт не туда, но не волнуется, так как знает, что заблудиться тут невозможно. Если море рядом, значит путь верный. А вот и ярусы закончились, склон более пологий и едва заметная тропка приводит Алёну к заброшенному фруктовому саду. Она подходит к деревянному забору, за которым видна незнакомая база.

Вокруг домиков ни души, даже спросить дорогу не у кого. Здесь чувствуется ветер и холод. Чуть ниже из-за кустов выбегают две женщины и сразу же, увидев её, бегут в другую сторону.

- Подождите! – кричит она вслед, но те не останавливаются.

Тут она себя оглядывает и понимает, что выглядит не лучшим образом - чумазая, в царапинах и с ножом в руке. Но раздумывать некогда, надо спешить – тёмные тучи на небе не внушают доверия.

Она выходит к морю, где шум прибоя глушит неопрятные мысли. Берег знакомый, а вот и тот рынок, где они в первый раз белые грибы увидали. Тут никого и на турбазе тоже пусто. Домик открыт, а на полу мамины пакеты с грибами и тоже никого. Где же все? Странно всё это. Чтобы чем-то занять своё беспокойство от исчезновения людей, Алёна садится перебирать грибы. Тут распахивается дверь, влетает мама, и они обнимаются:

- Смотри, сколько я грибов принесла!

- Молодец, но мы за тебя очень волновались.

- Да ладно, - фырчит Ванька, которому обидно, что не он столько грибов набрал, - что с ней сделается. Она хитрюжка, заманила всех в дебри и сама сбежала.

«Ух, знал бы он, сколько я страху натерпелась, то не говорил бы так». Но хоть Ваня и заворчал, Аленка не капельки не обиделась, ведь он её брат. А говорить про свои страхи тоже не стала, потому что не хотела показаться хоть в чём-то слабее.

- А почему вы вернулись?

- Парни змей испугались, а я с ними вернулся, не оставлять же их одних.

Но Алёнка знала, что брат только перед ней хорохорится, потому что чувствовала, что он тоже испугался тогда. Но вслух ничего не сказала, ей другое интересно было

- А где всё? Что случилось?

- Штормовое предупреждение о смерче по радио передали и нас всех в убежище увели. Нам здесь оставаться нельзя. Мы за тобой пришли.

- Смерч? – Алёна развела руками в недоумении, - Глупости всё это. Не будет никакого смерча.

- А ты почём знаешь?

- Да всё просто. Был бы смерч, то все бы змеи попрятались, а они, наоборот, там нежились и никуда не убегали. Слышала, что когда катастрофа природная надвигается, то все звери это чувствуют и заранее исчезают. Ты мурашей наших давно видел?

- Не помню, вчера, кажется, смотрел.

- А я их каждый день кормлю. Они ведут себя обычно. А если бы что и надвигалось плохое, то не сидели бы так спокойно и сахар не лопали.

- С чего ты это взяла?

- Это не я. Мне Лёнька рассказал.

- А про ветер и тучи, что твой Лёнька говорит?

- Ничего. Но это и так всем ясно. Ливень сильный пройдёт и всё.

Брат хотел что-то возразить, но тут грянули громовые раскаты. Все вздрогнули, и мама кинулась закрывать форточку, потому что огромные капли дождя неистово барабанили в стекло. Алёнка побежала снимать вчерашние низки грибов с веранды и тут же до нитки вымокла. Стихия разыгралась всерьёз, идти в убежище было уже не резон, потому все дружно сели перебирать грибы.

На следующий день выглянуло солнышко.

- Вот видишь, - торжествующе сказала сестра брату, - я же говорила, что природа никогда не обманывает. Нужно только быть очень внимательным к ней.

С деревьев падали капли, бывшие ещё вчера грозными тучами. Грязные потоки постепенно уменьшались, превращаясь в маленькие ручейки, стекавшие во всё ещё волнующееся море. А к обеду и лужи просохли.

Солнечные дни простояли до конца отпуска. За грибами больше никто не ходил, зато поспела ежевика и малина, которую Алёна с Лёнькой каждый день с удовольствием поедали. А в день отъезда они даже вместе насобирали берестяной короб ароматной чёрной ягоды – гостинец для бабушки. Тогда только девочка вспомнила про змей.

- Лёнька, а кто же змей кормить будет, когда мы уедем?

- Змеи не пьют молоко, - расхохотался тот, но, увидев, как вытянулось лицо у Алёны, добавил, - Это молоко для мышей, которых едят змеи.

- Почему ты раньше молчал?

- А если бы ты знала, что змеи вам не угрожают, стала бы мышей поить?

- Нет, так нечестно. – Девочка с ужасом представила картинку, как змея нападает на мышку у заветного блюдца. - Это как бесплатное молоко в мышеловке.

- Никакой мышеловки нет. – Снова засмеялся Лёнька, - Змеи все в лесу. Они не любят людского шума и из-за мышей сюда не приползут.

- Не понимаю, а зачем тогда мышей кормить?

- Вот я тебя и спросил, кормила бы ты обыкновенных мышей, ели бы знала, кого кормишь? Они живые и тоже есть хотят. Они такая же часть природы, как и всё остальное. А ещё они очень умные, их даже дрессировать можно. Я их с весны приучил тут кормиться.

- Так это ты советы всем приезжим раздаёшь?

Лёнька заговорщически кивнул и попросил молчать. Алёнка согласилась, хотя и не понимала тогда почему. Но потом, уже домой вернувшись, сообразила, что ничего лишнего и ненужного в мире нету. Если есть мыши, значит, они тоже для чего-то нужны. Она кормила же муравьёв и наблюдала за ними, а никто из взрослых этого не понимал. Может и сейчас она тоже пока не понимает многого, зато видит знает наверняка, что природа всегда права.


25 декабря 2020 года

© 2021 Ангелина Веретенникова